Статистика реабилитационных процедур. Есть ли достоверная информация

Алексей Юхнин
Исполнительный директор службы финансово-экономической информации АО «Интерфакс», руководитель проекта «Федресурс», к. ю. н.

Количество введенных в России реабилитационных процедур в отношении юридических лиц год от года уменьшается, как и их доля относительно ликвидационных процедур. В первом полугодии 2023 года суды ввели 31 внешнее управление и 4 финансовых оздоровления, против 89 и 5 соответственно в таком же периоде 2022-го, их доля ко всем процедурам снизилась с 1,8 до 1,1 процента (см. таблицу 1).

Недоверие к реабилитационным процедурам отчасти объясняется тем, что в большинстве случаев они завершаются переходом в конкурсное производство. Так произошло в 61 проценте дел в 2022 году, что несколько реже, чем в 2021 году, — в 72 процентах дел (см. таблицу 2).

Прекращения производств по делам о банкротстве в связи с восстановлением платежеспособности должника, заключением мирового соглашения, удо­влетворением или отказом от требований кредиторов случаются намного чаще, причем во всех процедурах, включая конкурсное производство, а также вне ­процедур. По таким квазиреабилитационным основаниям были прекращены дела в 19 процентах случаев в 2022-м и в 17 процентах — в 2021 году (см. таб­лицу 3).

Существенная часть прекращений дел происходит вне процедур. По данным Судебного департамента при ВС, в 2022 году 76 процентов всех прекращений и 63 процента прекращений по квазиреабилитационным основаниям произошли вне процедур.

Туманные перспективы

Долгосрочные перспективы спасенных должников весьма туманные. Общее количество компаний, в отношении которых за весь период с 2010 года были введены внешнее управление или финансовое оздо­ровление, составило 3504. Статус этих компаний по состоянию на 31 июля 2023 года приведен в таблице 4. Доля действующих компаний, не находящихся в состоянии банкротства, ликвидации или реорганизации, составляет 21 процент (см. таблицу 4).

Ответим на вопрос, насколько устойчивы сегодня 748 оставшихся на плаву компаний. По оценке СПАРК-Интерфакс, Сводный индикатор риска, учитывающий в том числе платежную дисциплину и финансовое состояние, оказался низким лишь для 105 компаний и средним для 162 компаний, а вот для 447 — высоким.

Таким образом, сегодня польза для экономики от реабилитационных процедур — это 267 работающих и относительно устойчивых компаний. С одной стороны, это капля в море, да и зачастую дело о банк­ротстве прекращалось после заключения мирового соглашения, а не благодаря успешной реабилитационной процедуре как таковой. С другой стороны, возможно, именно процедура дала должникам и кредиторам время на то, чтобы прийти к соглашению.

Немаловажен социальный аспект. Среди спасенных есть фабрики и заводы, на которых заняты сотни и даже тысячи работников.

Самые крупные по размеру выручки из выживших компаний с низким риском — это Новосибирский металлургический завод им. Кузьмина (по данным СПАРК-­Интерфакс в 2022 году: выручка 22,5 млрд руб., 871 работник, возраст компании 23,5 года), Тверской Мелькомбинат (ГК «Мелком») (выручка 10,4 млрд руб., 476 работников, возраст компании 30 лет), Олымский сахарный завод в Курской области (выручка 3,8 млрд руб., 520 работников, возраст компании 14 лет).

Достоверна ли статистика?

Тезис о том, что статистика не всегда дает достоверные результаты, сложно оспорить. Конечно, цифры бывают лишь смутным отражением реальных экономических отношений. К примеру, приведенные выше данные о подавляющем числе ликвидационных процедур, как правило, не учитывают случаи перетока бизнеса и сотрудников во вновь созданную компанию после банкротства и ликвидации предшествующей.

С другой стороны, и в списке выживших реабилитированных компаний есть те, которые полностью поменяли владельцев. Новые собственники погасили долг, и это привело к завершению дела о банкротстве. Обстоит ли дело лучше со статистикой реабилитационных процедур в других странах? Немецкий Институт исследований малого и среднего бизнеса IfM Bonn регулярно публикует статистические обзоры по банк­ротству (ifm-bonn.org). Из всех реабилитационных банкротных процедур в официальной статистике отражается лишь одна — самоуправление, которая в основном вводится на крупных предприя­тиях. В 2022 году были введены 198 самоуправлений. При этом банкротятся чаще небольшие компании и индивидуальные предприниматели. Так что как на самом деле обстоит дело с реабилитационными процедурами в Германии, доподлинно не известно.

И все же статистика дает ответы ровно на те вопросы, которые мы ей ставим. Важный вопрос — являются ли финансовое оздоровление и внешнее управление в России работающим инструментом. На мой взгляд, и именно это подтверждает статистика, нет, не являются. Работают ли в России другие механизмы реабилитации проблемных должников? Да, безусловно. Достаточно посмотреть на статистику Банка России по реструктуризации кредитов. С марта 2022-го по июнь 2023 года банки провели 89,1 тысяч реструктуризаций кредитов малых и средних предприятий.

Почему не работают реабилитационные процедуры и поменяется ли ситуация в случае введения новой процедуры реструктуризации долгов — как раз об этом пойдет речь в настоящем сборнике.

Предыдущая статья

Реабилитация должника в банкротстве или реабилитация бизнеса

Следующая статья

Как правильно определить, какой бизнес подлежит реабилитации. Казнить нельзя помиловать