a


Don’t _miss

Wire Festival

 

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Nullam blandit hendrerit faucibus turpis dui.

<We_can_help/>

What are you looking for?

Анастасия Андреасян: «Руководитель невозможен в вакууме — команде нужно взаимодействие»

Большую часть жизни Анастасия Андреасян посвятила баскетболу, поэтому ей пришлось делать выбор между карьерой тренера и юриста. В итоге она прошла путь из госсектора в сфере спорта в консалтинг, а потом оказалась в IT. Сейчас она Legal Team Lead компании Aviasales, LL.M. и аспирант МГЮА кафедры информационного права и цифровых технологий. Она рассказала о своей команде, об ошибках молодых специалистов, которые закладываются в студенческие годы, а также о мечте побывать арбитром в споре об авторском праве на произведение нейросети.

Как вы пришли в профессию?

Вслед за папой. Он полицейский. В детстве равнялась на него и хотела стать следователем, отчасти благодаря ему поступила на юридический. Но на третьем курсе внезапно даже для себя самой заинтересовалась проблемами правового регулирования труда спортсменов. Дело в том, что большую часть жизни я посвятила баскетболу. В какой-то момент даже стоял выбор между карьерой тренера и юриста. Но если тренерский путь может быть слишком коротким, в том числе из-за спортивных травм, карьерный путь юриста кажется более интересным и позволяющим позитивно и, главное, вполне осязаемо влиять на жизнь других людей. Поэтому вплоть до магистратуры я исследовала арбитрабильность спортивных споров, писала работы, посвященные вопросу, нужно ли спортсменам отдельное законодательство в России. Я даже работала в Министерстве спорта. Это было очень интересно. Но потом случилась магистратура.

Расскажите об основных этапах вашей профессиональной деятельности.

У меня была прекрасная магистратура. Первое высшее образование я получила в Российской академии правосудия. Но устроившись в Минспорта, я поняла, что государственно-правовая специализация не мое. Так в моей жизни случилось поступление в Шанинку. И это был особенный выбор. Для студента того времени было диковинно, что ты можешь сам выбирать объем курсов, которые ты хочешь изучать, самостоятельно распределять собственную нагрузку, посещать занятия тех преподавателей, которые тебе нужны и интересны. Мне удалось поучиться у таких столпов, как Бевзенко, Дождева, Ерохова.

Дальше было еще интереснее. Сначала Третейский суд при Московской ТПП, очень загруженный и известный в своих кругах. Потом период работы в небольшом консалтинге, ориентированном на помощь в вопросах защиты и поддержания интеллектуальной собственности. Мы занимались всем: от банальной регистрации товарных знаков до построения системы интеллектуальной собственности в компаниях. А в конечном итоге я перешла в Aviasales на позицию Team Lead, лидера команды, или, если переводить на привычный карьерный язык, заместителя руководителя юридического отдела. Моя функция — удерживать команду, распределять нагрузку, поддерживать наших экспертов как в профессиональном, так и в эмоциональном плане.

Как прошел прошлый год? Как справляетесь с кризисом, чувствуете ли его?

В принципе, ситуация, конечно, сильно повлияла на все и на всех. Лично для себя я вывела формулу: делай что можешь, и будь что будет. Максимально сократила информационные потоки, отписалась практически от всех телеграм-каналов, серьезно фильтрую новости, которые смотрю, постоянно призываю себя быть критичной. Главное, о чем думаю — это о том, что могу сделать хорошего я сама. Я могу хорошо делать свою работу, быть полезной своей семье и своим студентам. Эта мысль помогает. Она дает возможность не смотреть на мир с позиции полной безысходности. В истории были разные факты, и то, что происходит сейчас, оценивать не нам. Но мы ответственны за то, как мы этот период проживаем и проживем, нам смотреть в глаза себе и своим детям через 10–20 лет. Поэтому важно оставаться людьми и делать все, что в твоих силах.

Как удается поддерживать команду?

У нас разработана целая большая система поддержки друг друга, и она работает. Например, мы практикуем обязательные созвоны раз в неделю, где мы сверяемся по рабочим вопросам. В какой-то момент процесс пришлось немного реорганизовать. Раньше на них обсуждались абсолютно все задачи и вырабатывались совместные решения. Теперь же мы затрагиваем только сложные задачи, кейсы. Это помогает поднять уровень экспертности и удовлетворенность собственным уровнем эффективности. А вся рутина теперь вообще не обсуждается.

Есть второй хороший инструмент — нерабочие встречи. Наша компания поддерживает идею удаленной работы. Но когда команда разбросана по всему миру, тяжело не иметь связи с коллегами. Когда мы стали раскиданы по всему свету, наши встречи стали особенно важными — узнать, как дела, поделиться новостями, выразить пожелания к собственному развитию. С одной стороны, на этих встречах обсуждать рабочие вопросы не поощряется. Но совсем без профессиональных интересов не обходится. Например, мы спрашиваем новых членов команды: а почему ты стал юристом? Благодаря этому мы знакомимся, интегрируемся. Иногда в процессе просто обсуждения рождается интересная идея. Так, у меня появилась коллега, которая в ходе таких встреч поняла, что ей интересны вопросы налогового законодательства, и она захотела быть лидером по направлению.

Забавно: на этой работе я столкнулась с открытием, что коллег надо мотивировать ходить в отпуск. Отдохнувший сотрудник намного эффективнее бесперебойно работающего человека, который рано или поздно выгорит. Но при этом молодые и увлеченные юристы нашей компании попросту не хотели удаляться от работы ни на один день!

«Коллег надо мотивировать ходить в отпуск. Отдохнувший сотрудник намного эффективнее бесперебойно работающего человека, который рано или поздно выгорит»

Что для вас команда? Какими качествами должны обладать люди, с которыми вы готовы работать?

Мы давно поняли, что нам важен не только знающий человек, но и тот, кто хорошо впишется в команду. Специфика работы в IT сужает круг кандидатов по уровню компетенций. Требуются и небольшие технические знания, и знания в области интеллектуальной собственности. Нетривиальный набор, не все этим объективно интересуются. Отрасль только зарождается, набрать огромный стаж тут невозможно.

При этом нам крайне важно, чтобы человек вписался в коллектив. Открытость, живость, умение быстро реагировать. Мы не устраиваем жуткие стресс-тесты на собеседовании. Ведь все ясно и без них. Смотрим, реагирует ли человек на юмор, способен ли он обаять и очаровать.

Интересный кейс: целый год мы искали себе head of legal. В итоге после более чем десятка собеседований наконец нашли. С первой же встречи с Анастасией Пустовит поняли, что это тот человек, которого искали очень долго. Она смогла рассказать про свой карьерный путь, очень хорошо сориентировалась в тональности общения. Мы не душные ребята, мы можем пошутить. Мы не переходим границ, но с иронией относимся к чувству собственной важности. Анастасия — безоговорочный лидер, она сумела убедить, что за ней можно пойти в силу ее опыта, но при этом тем, как она заинтересовалась каждым, как она спрашивала, какие есть интересы в команде, она буквально нас подкупила. Ей было не все равно, что за команда существует, какие у нее есть традиции и устоявшиеся практики, какие у нее есть нужды и запросы. Руководитель невозможен в вакууме. И здорово, когда он способен объединить запросы бизнеса и команды. Мы никогда не примем закрытого, зацикленного на самом себе человека. Звезды юриспруденции — это хорошо. Но такой человек не будет один делать всю работу. Поэтому нам важнее взаимодействие.

Какое самое значимое достижение за прошлый год?

Нельзя выбрать что-то одно. Мы проделали очень большую работу, нам удалось оперативно отреагировать на все запросы бизнеса. Продолжать качественно, быстро предлагать релевантные ответы на запросы наших заказчиков.

Горжусь тем, что нам удалось мгновенно написать гайды о том, как вести себя в сложившейся критической ситуации, и о том, какие варианты развития вероятны. Плюс мы выходили на новые рынки. Мы помогли ребятам запустить проекты, которые были нужны, а именно выходы на новые рынки.

А были ли ошибки? В целом можете назвать самые большие ошибки в профессиональной деятельности?

Про ошибки, как ни смешно, можно говорить часами. И, считаю, про них нужно говорить. Первая и главная ошибка — очень жаль, что о ней не говорят на юрфаке, — это не спрашивать. Нужно вложить в головы всех вокруг, что спрашивать — нормально. Первое, что должен сделать юрист, замучить вопросами заказчика, узнать, что конкретно от него хотят. Зачастую мы выходим из вуза с ощущением, что мы должны знать ответы на все вопросы. Именно поэтому я много раз оступалась, когда днями и неделями искала решение задачи, вместо того чтобы поговорить с кем-то старшим — и быстро понять устоявшуюся практику или найти хорошую идею для решения задачи. Пусть все студенты запомнят: надо разговаривать с людьми. С клиентами, с коллегами, с сотрудниками.

Второе вытекает из первого. Правильно построить коммуникацию между собой и заказчиком очень важно. Ты должен заботиться о том, чтобы своевременно узнавать про цели и задачи. Юрист — это бэк-офис, он должен понимать, что обязан подстраиваться. Надо своевременно переводить задачи в шаблоны, придумать алгоритм, но не застаиваться. Помнить, что все может трансформироваться. И продолжать учиться, обмениваться информацией, знаниями. Еще одна ошибка — держаться за каждого клиента. Расскажу один кейс из моего прошлого. Ко мне обратилась женщина, ей нужно было устроить судебный процесс, чтобы усложнить жизнь сестре. Я много времени потратила на консультирование этого человека, а потом пожалела. Для нее это была просто месть. В итоге сейчас очень рада, что тогда нашла в себе силы и отказалась от приличных денег.

Сложнее, когда ты наемный консультант. У меня был неприятный кейс, когда мой клиент не воспринимал консультации от девушек. Компания, в которой я работала, консультировала его по возможному развитию событий. Мы приезжали к нему в офис, по несколько часов рассказывали ему, что делать. А ему все не нравилось. Мы выиграли то дело, но нервов было потрачено очень много. А всего-то нужно было уговорить моего руководителя самостоятельно разговаривать с клиентом или направить кого-то из коллег-мужчин. Потому что все юридические советы он воспринимал только от мужчин.

Вы уже достигли всего, о чем мечтали? Или есть новые цели и мечты?

Достижение — это процесс, который длится всю жизнь. Когда-то я мечтала быть преподавателем — стала. Мечтала защитить диссертацию — это сейчас в процессе. Еще мечтала участвовать в международном арбитраже в Лондоне, но надеюсь, моей компании никогда это не потребуется. Пусть будет одна мечта, которая не сбудется.

Сейчас мне хочется углубиться в правовое регулирование технологий. Дух захватывает от мысли, что есть разные подходы к авторскому праву на произведения, созданные искусственным интеллектом. Хотелось бы попробовать себя в качестве арбитра.

Со временем появятся новые цели. Все очень подвижно, всегда можно найти что-то интересное. Я верю, что выгорание есть, но его можно победить. Если говорить не о самых тяжелых случаях, когда уже необходима медикаментозная помощь, то баланс работы и отдыха, переключение активностей, переключение на другую деятельность вполне могут помочь справиться с любым выгоранием. У нас в компании, например, есть кружок литературный, кружок киноманов. Это возможность встретиться с коллегами вне рамок работы. Еще отвлечься помогают семья, друзья. Путешествия — невероятное лекарство. Даже в рамках России можно столько всего увидеть. Так что целей много, мечты увлекательные — путь впереди еще очень длинный.

«Достижение — это процесс, который длится всю жизнь. Когда-то я мечтала быть преподавателем — стала»

Инхаус или консалтинг?

Когда я начинала работать в консалтинге, мне казалось, что нет работы лучше. Это развивает, есть возможность познакомиться с разными корпоративными культурами своих клиентов, ты можешь выбирать задачи. Тогда у меня формировалось мнение, что инхаус-юристы не очень экспертны. Перейдя в компанию, я поняла, как сильно я ошибалась. От юриста, работающего внутри компании, требуется высокий уровень экспертизы, высокий уровень самоорганизации. Поэтому людям на разных жизненных этапах может подходить инхаус и консалтинг. Это коррелируется не с профессиональными, а с личными навыками. Попробовать консалтинг стоит каждому. Пройдя через это, ты понимаешь, насколько тебя это устраивает. Позднее я поняла, что мне хотелось бы более спокойной работы. Но я знаю, что у моих друзей есть обратные жизненные пути. Нужно пробовать и слышать себя.

Каких консультантов вы никогда не возьмете?

Со стороны заказчика очень раздражает, когда за внешним лоском ты не видишь экспертизу. Мы работаем с консультантами, руководство вполне с пониманием относится к тому, что каких-то нюансов мы можем не знать, и позволяет нам нанимать специалистов. Но в какой-то момент из массовой культуры пришел образ «успешного успеха» у юристов, и разглядеть за этим экспертизу стало очень тяжело. Когда к тебе на встречу приезжают в очень дорогих часах, на дорогих машинах и с умопомрачительно дорогими ручками в руках, срабатывает неприятный триггер, что человек себя ставит выше. Автоматически хочется снизить его чувство собственной значимости, закончить эту демонстрацию и попросить его поговорить о деле. Хочется видеть и работать с теми, кто может презентовать себя не только внешне. Остальным стоит перестать делать на это ставку. Приятно смотреть на опрятного человека, но это не может быть решающим фактором. Правда, надо отметить, что среди своих консультантов, с кем мы взаимодействуем, я такого давно не видела.

Что помогает отвлекаться от рабочих вопросов вне офиса?

У меня очень много интересов. Если не говорить о работе и коллегах, не говорить о семье и друзьях, то я входила в Олимпийский резерв, а сейчас продолжаю играть в любительской команде. Еще очень люблю театр. Искусство — это замечательно, потрясающе, вдохновляюще. Только недавно специально ездила в Питер смотреть девятичасовой спектакль «Тихий дон». Хотя у меня никогда не бывает вопроса, что делать, потому что мне скучно. Интерес во всем и ко всему. В конце концов, просто прогуляться по Москве — тоже удовольствие.

8 ноября церемония награждения Премии «Лучшие юридические департаменты — 2024»